Глядя на опавшую листву и чувствуя приближающиеся холода, очень захотелось, чтобы вернулось лето…
Почему-то вспомнилась запись из блога одного чувачка…
«Дефке, вы ах*ели! Даже у меня, гадкого и жырного сёння проснулось давно подохшее либидо. Я думал что Острич для красного словца и скандального рейтинга постоянно п*здит на тему оголившихся по лету девках. Нет. Только особенная укладка в особенные трусы по особенному утру особенного хуя, спасла меня от пазора неминучего! Это просто *цензура*. Хоть в душ беги. Стою значит в конце вагона, в закутке, там не так душно. Одна тёлочка, у двери, симафорила почти неприкрытыми, неземной красоты, полными, юнными сиськами, игриво постреливая влажными взглядами мне в броне-душе-очки. Я *цензура* морду кирпичём, а х*й колом. Вторая, рыжая и ах*енна женственная, с таааакой фигурой и ооочень красивая, ТАААААК пахнущая - чуть не кончил много раз, одетая паходу в одно только лёгонькое платьице, пристроилась подмышкой, прижалась, тёрлась, чуть не вы*бла. Я сука стоял, стонал, скрипел зубами и боялся что на жынсах всётаки проявится мокрое пятнышко. И тут выяснилось что прямо передо мной сидит маленькое очаровательнейшее создание водолейно-эльфийской внешности, в жинсиках и маичке на голенькое, крепенькое тельце, с сисятками-пирамидками, большущими глазами и коротенькой стрижкой, и с нескрываемым интересом, закусив губку, рассматривает эволюции в моих штанах. Нет, стыдно мне не было. И не стало. В кое-то веки я ехал не с жировой подушкой под ремнём, а с гордым мачо-бугром. Но сука нервы па-пиз-де. Кое как доехал, ну думаю, щас в душном переходе, глядя на жырных тумбочек и вдыхая их испарения, отпустит и упадёт. Х*Й!!! СТО РАЗ Х*Й!!! Вынырнула таааакая юнняшка, фигурка от Бога, моська чистая и наивная, из шмоток только туника и греческие сандальки. Ножки крепенькие, красивые и загорелые, как у танцовщиц бальных танцев. Задорная попка сердечком. Х*й пискнул, рыкнул, напрягся и потянулся за ней. А я за ним. Чуть не задохнулся, чуть мотор не выпрыгнул. Лана, думаю, на улице продышусь, приду на работу подрочу умоюсь холодной водичкой, пописяю, всё пройдёт. ААААААААААА!!! Прошёл 10 метров (из 400) вынырнуло ну таааакооооооееее!!! Маленькая, аккуратнеькая, ладненькая, в чёрной коротенькой полукофточке, знаете такие - одни рукава, и белоснежных рейтузиках в обтяжку на попке-орешке. Светлые волосы очень аккуратно и строго уложены в пучок, кожа золотисто-загорелая, с пушком на ладненьких ручках, и в шлёпках, задорно шлёпавших её по розовым пяточкам, её ах*ительно красивых, ладненьких и потрясающе сексуальных ножек! Я замычал, пустил слюну, в голове стало тяжело и темно, глаза закрылись бордовой пеленой, х*й взлетел как сторожевой доберман при виде цыган, и рванул меня в сторону манящей попки. Так и топал до работы. Всё вокруг этой газельки, как при спецэффекте в игре, было безцветным, размвытым и блёклым. А я, как осёл за морковкой, бодро прыгал, влекомый х*ём, в направлении спасительного говноофиса, в надежде забыть и забыться. Давление сука еб*шит, аш глаза выпадают. Щас буду пить новопассит и валериану в лошадиных дозах. Х*й кстати, ещё стоит. Сам стоит. Видать до сих пор под впечатлением. Дефке, вы - сучке! Скорей-бы домой. Там можно...»